Мавр пришел сделать свое дело

Сергій Рахманін 17 березня 2000, 00:00
otello.jpg

Читайте також

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
 

Леонид Данилович Мавр — самый главный в Венецианской республике.

Виктория Андреевна Дездемонова — его временная спутница жизни.

Александр Михайлович Яго — очень инициативный гражданин

Юрий Федорович Кассио — очень информированный гражданин.

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Гостиная Мавра. Дездемонова в шелковых бухгалтерских нарукавниках сидит на жесткой табуретке и вышивает гладью на сорочке национальный узор. Мавр читает элитные газеты. Осторожный стук в дверь.

Дездемонова (недовольно):

Кому не спится, право, в ночь глухую?

Мавр:

Гонец, должно быть... Донесенье, я рахую.

Дездемонова:

В ненастие такое без причин
За дверь не выгонит хозяин даже псины.
За тьмой кромешной не видать совсем дороги...

Мавр:

Хозяин псину кормит.
Волка — ноги...

Входит облаченный в волчью шубу Яго.

Дездемонова (вполголоса):

А волка сколько не корми — ему все мало...

Яго (вполголоса):

Кормить уж лучше волка, чем шакала...

Яго учтиво кланяется Дездемоновой, та мило улыбается в ответ. Дездемонова выходит из гостиной, тихонько возвращается и, незамеченная никем, прячется за штору.

Мавр:

Ну, что творится за моей спиною?

Яго (наклоняясь к самому уху Мавра):

Твоей супруге надоело быть женою.

Мавр (удивленно):

Какой же статус этой даме нужен?
(Насмешливо) Моим, надеюсь, стать не хочет мужем?
И кем же буду я тогда, ответь?

Яго (мрачно):

Она решила типа овдоветь.
Тебя спихнуть мечтает на покой,
Чтоб скипетр взять дрожащею рукой.

Мавр (неуверенно):

Но я, мой друг, здоров и полон сил.

Яго (зловеще):

Всяк был здоров, покуда яд не пил.

Мавр:

К чему, мой Яго, верить праздным слухам?
Она не в силах замочить в сортире муху.

Яго (задушевно): 

Ты сам бы придушил ее в сортире.

Мавр (жестко): 

Сейчас мочить нельзя — что скажут в мире?
(Растерянно разводит руками) Неужто на груди пригрел змею?

Яго:

О, да, мой повелитель, зуб даю!

Мавр с некоторой опаской разглядывает зубы Яго. Тот, увлеченный рассказом, не замечает пристального взгляда собеседника.

Яго:

Пургу такую на тебя мела —
Шо типа черен Мавр, а я бела.
Короче, я ему, блин, не раба,
И все такое...

Мавр (возмущенно):

В натуре? Труба!
О, небо! Это ж полный беспредел!

Яго (распаляясь все больше):

Я сам, блин, приторчал от этих дел!
Когда бы на нее имел я зуб...

Мавр с возрастающей тревогой рассматривает клыки Яго.

Яго:

...Но я ж по-честному. Пришла коза к нам в клуб,
И чисто строит глазки пацанам,
И томно так: «Нужны реформы нам».
Демографический нам обещала взрыв,
И в экономике невиданный прорыв,
Стабильный курс и прочую пургу.
А про тебя — ни слова, ни гу-гу.
И это называется программа?
В ней уваженья нет к тебе ни грамма!
Все то, что делает она — глухой пиар…

Мавр:

Хорош. Я говорю: кончай базар!

Яго:

И то ли еще будет впереди...

Мавр (раздраженно):

Довольно. Надоело. Уходи.

Яго осекается на полуслове, низко кланяется и уходит. Мавр щелкает пальцами. Появляется генерал армии Кассио. Из кармашка милицейского кителя кокетливо выглядывает краешек шелкового платочка.

Кассио (заботливо):

Вам пленку на начало отмотать?

Мавр:

Его ко мне отныне не пускать.
В моем дому не быть его берлоге.
Пусть обивает, как и все, пороги.
Наш добрый Яго слишком стал речист..
И плачет по нему, кажись, дантист.
Рвать иль не рвать ему клыки? Вопрос…

Кассио (понимающе):

Мне на него на днях пришел донос.

Мавр:

Пока досье его прибереги.
И присмотри за ним, постереги.

Кассио (про себя):

Пожалуй, послежу-ка я за всеми.
Всем уделю вниманье… Вражье семя!

Мавр (задумчиво):

За Дездемоновой следил?

Кассио:

Все то ж. Спесива.
Самовлюбленна. Нерешительна. Плаксива.
Неглупая, бесспорно, но зазнайка.
И скверная, сдается мне, хозяйка.

Мавр:

Она флиртует?

Кассио:

Скажем так, стремится.
Однако вашей ревности боится.

Мавр:

С финансами химичила?

Кассио (скорбно):

Увы.

Дездемонова (тихо, из-за шторы):

Похоже, не сносить мне головы…

КАРТИНА ВТОРАЯ

Спальная комната Дездемоновой. Перед распахнутым окном Яго прощается с Дездемоновой.

Яго (виновато):

Ты не взыщи, что на тебя наехал я.
С тобою мы по-прежнему друзья.

Дездемонова (томно):

Оставь меня, прошу, мне очень плохо.

Яго (не слушая ее):

Ты только не держи меня за лоха.
Я дружен с теми, кто со мною дружен.
Яго делает ручкой и вылезает через окно.

Дездемонова (помолчав):

После таких друзей и враг не нужен.
(Вздыхает)
Как трудно, Господи! Я жду от неба чуда.
Шитье не ладится, не моется посуда.
Мести пытаюсь — в доме столько ж сора!
И Мавр со мною постоянно ищет ссоры.
А если ласков — только для проформы,
Где говорит, твоя админреформа?
Он так нетерпелив — все хочет сразу.
Бюджет, кредит, расчет с Москвой по газу…
Проблем таких мне не решить наскоком,
И где уж тут подумать о высоком —
О ценностях морали христианской,
И таинстве души венецианской…
Куда там — посевная, НГЗ,
Налоги, льготы и ОВГЗ.
А папарацци, а проклятые оффшоры?
А недругов бесчисленная свора —
«Файненшл таймс», спецслужбы, олигархи,
Коммунистической идеи патриархи,
Республиканцы, украинофобы,
Валютный фонд, парламентские снобы,
Завистники и трусы бюрократы…
Урыла б всех! Когда б была лопата.
Пока возилась с бондами, с долгами,
Мою прекраснодушную программу
Стал рвать парламент. Как гибон газету.
А тут еще пропавшая ракета!
И вроде ж знаю я к чему стремиться,
Но не могу никак, увы решиться.
Такая ноша не подвластна человеку.
С чего начать? С админреформы? С ТЭКа?
С коррупции? С задолженностей? С кланов?
Так мало времени, мой Бог! Так много планов!
И так соблазнов много в этом мире…
Да, не забыть — пресс-конференция в четыре.
(Подходит к зеркалу)
Есть от чего залить платок слезами…
(Глядит на свое отражение, сокрушенно качает головой)
Ну вот — и тени появились под глазами!
И как с таким лицом идти к народу?

Входит Мавр. Он грозен.

Мавр (в пространство):

Шо, довели Венецию, уроды!
(Обращаясь к Дездемоне, тихо, но с угрозой):
Читала ли ты на ночь «Кобзаря»?

Дездемонова (про себя):

Я волновалась, кажется, не зря…
(Вслух) Мой повелитель, кажется, сердит?
Кто вас расстроил, ангел мой?

Мавр:

Кредит!

Дездемонова:

Чело так бледно,
Голос твой так строг...

Мавр

Хочу я увидать любви залог.

Дездемонова (испуганно):

Быть может завтра? У тебя усталый вид.
Попей «Нафтуси»...

Мавр:

Я сказал — кредит!
Ты шо забыла, хто хозяин в доме?

Дездемонова (миролюбиво):

Бог с ней, с «Нафтусей», может быть, «Боржоми»?

Мавр:

Теряю я терпение. Кредит!

Дездемонова (вполголоса, ворчливо):

Ишь разорался, старый паразит...

Мавр:

Кредит! Кредит!! Кредит!!!

Дездемонова (заламывая руки и загибая пальцы):

Но ведь еще не кончен аудит.
Немного потерпите, я прошу…

Мавр:

Терпець урвався, рыбка. Удушу!
На ломтики порву тугое тело!

Бросается к Дездемоновой.

Дездемонова (проворно отскакивая в сторону):

Не думала, шо вы такой Отелло!

Дездемонова (стремительно выбегает из комнаты и бросает на ходу):

Прощаю вас. Добробуту заради.

Мавр (бессильно опускаясь на пол):

И все же придушить кого-то надо.
Чтоб послужило остальным уроком.
Найду и удушу… Да только проку?
Одною жертвою спасешь едва ли царство,
Здесь требуется сильное лекарство.
Спрошу народ — ему дано решить,
Кого душить и скольких задушить.
Как удержать на голове корону,
Когда вокруг сплошные дездемоны?
Одну придушишь — новая спешит.
Пожалуй, не поможет плебисцит,
И даже референдум не подмога.
Лишь только стражники да сборщики налогов
Спасут меня от будущих измен.
Они творцами станут перемен.
Лишь только под угрозою дубинок
В стране возможны демократия и рынок.
Лишь только силой создается большинство.
А референдум — все и ничего.
Он силу топору придаст. Закона.
Чтоб страх не забывала Дездемона.

Мавр медленно подходит к окну и отдергивает занавеску. Внизу, на площади, окруженные стражниками и мытарями, две с половиной сотни дездемон послушно голосуют за демократию.

Занавес.

Помітили помилку?
Будь ласка, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter
Немає коментарів
Реклама
Останні новини
USD 26.13
EUR 27.96