Падал прошлогодний снег

Сергій Рахманін 29 грудня 1998, 00:00
sneg.jpg

Читайте також

Новогодняя фантазия по мотивам пьесы Самуила Маршака

Картина первая

Дворец. Школьная парта, устланная зеленым сукном. За нею на бархатной подушке сидит принцесса Кучумка и что-то старательно выводит в тетрадке в клеточку длинным золотым пером. На голове у принцессы несоразмерно большая корона, постоянно съезжающая на уши. Напротив нее - профессор Гробулькин, королевский учитель чистописания, чистослушания и чисто геополитики. Он в мантии и причудливом колпаке, по форме напоминающем ракету-носитель.

Входит канцлер Красноблоцкий.

Красноблоцкий (низко кланяясь): Осмелюсь нижайше просить ваше королевское высочество соблаговолить собственноручно начертать высочайшую резолюцию на этом ходатайстве.

Принцесса Кучумка (капризно): Опять писать! И так все руки по колено в чернилах. И что же я должна начертать?

Красноблоцкий (наклоняясь еще ниже): Одно из двух, ваше высочество: либо «казнить», либо «помиловать».

Принцесса Кучумка (подумав): Напишу «казнить», это короче.

Профессор Гробулькин: Ах, ваше высочество, вы решили судьбу человека, даже не удосужившись поинтересоваться, в чем его вина! Может, он уже заплатил… (Красноблоцкому) Кто этот несчастный?

Красноблоцкий (сверившись с бумагами): Бунтовщик и смутьян. Пабло Плазмаренко, по прозвищу Бальбоа. Обвиняется в порче ливнестоков, краже дачного инвентаря и ношении панамки в неположенных местах.

Профессор Гробулькин: Молод?

Красноблоцкий (вновь сверившись с бумагами): Согласно паспорту, пенсионер.

Профессор Гробулькин (немного помолчав): Вы как всегда правы, ваше высочество - слово «казнить» намного короче…

Красноблоцкий, изогнувшись в поклоне, исчезает.

Принцесса Кучумка (зевая): Ну, что у нас там дальше?

Профессор Гробулькин: Арифметика, с вашего позволения. Маленькая задачка. Расходная часть бюджета нашего королевства равна тридцати четырем миллиардам гривен, курс королевского банка составляет три гривни сорок две и семь десятых копейки за один доллар. Сколько будет, если тридцать четыре миллиарда разделить на три целых и четыреста двадцать семь сотых?

Принцесса Кучумка: Ну что это за дурацкое число - три целых четыреста двадцать семь сотых? Разделим на пять… Нет, лучше на десять, так намного проще.

Профессор Гробулькин: Но позвольте, ваше высочество, условия задачки совсем иные.

Принцесса Кучумка: Я не привыкла, чтобы мне кто-то ставил условия!

Профессор Гробулькин: Осмелюсь заметить, ваше высочество, что существуют правила арифметики, принятые королевским законодательным собранием и главным королевским банком и утвержденные сказочным валютным фондом…

Принцесса Кучумка (нетерпеливо топнув ножкой): Правила в этом королевстве принимаю я! Захочу - сделаю главного королевского банкира главным королевским свинопасом. А членов королевского законодательного собрания отправлю пасти телят туда, где Макар газеты не делал. Что касается вас…

Профессор Гробулькин: Воля ваша, госпожа, давайте делить на десять.

Принцесса Кучумка: А почему я вообще должна с кем-то что-то делить? Хочу отнимать.

Профессор Гробулькин: Как скажете, ваше королевское высочество.

Принцесса Кучумка: Право же, хорошо быть принцессой, а не простой школьницей. Все меня слушаются, даже мой учитель. Скажите, профессор, а что бы вы сделали с другой ученицей, если бы она осмелилась с вами спорить?

Профессор Гробулькин (робко): Поставил бы в угол.

Принцесса Кучумка (с интересом): Вы, оказывается, жестокий. А по виду не скажешь… И в какой же угол вы бы меня поставили, будь я простой ученицей - в тот или этот?

Профессор Гробулькин (важно): Мы, профессора, обычно предпочитаем ставить в пятый угол.

Принцесса Кучумка: Завтра же издам указ, чтобы в моем королевстве больше не было пятых углов, а были только королевские акционерные компании… Давайте поскорее заканчивать урок, меня ждут важные государственные дела.

Профессор Гробулькин: Прошу соизволения спросить ваше высочество, сколько будет…

Принцесса Кучумка: Сколько да сколько! Какой вы, однако, любопытный.

Профессор Гробулькин (скромно): Это моя работа.

Принцесса Кучумка: А вы и вправду все знаете или только делаете вид?

Профессор Гробулькин (назидательно): Делать вид - великое искусство, ваше высочество, вам это хорошо известно.

Принцесса Кучумка: Ну, раз вы такой всезнайка, то не задавайте мне дурацких вопросов, а лучше расскажите что-нибудь сами. Что-то новогоднее, ведь сегодня канун нового года.

Профессор Гробулькин: Ваш покорный слуга. Год, ваше высочество, состоит из двенадцати месяцев. Месяцы называются: январь, февраль, март…

Принцесса Кучумка (восхищенно): Вон их сколько! И вы знаете всех по именам? Я даже своих советников всех по именам не помню.

Профессор Гробулькин: Месяцы идут один за другим. Каждый месяц приносит нам свои подарки и забавы. Декабрь - конституцию Крыма, январь - инфляцию, февраль - резкое падение производства, март - массовые забастовки. А в апреле, ваше высочество, из-под снега выглядывают первые подснежники…

Принцесса Кучумка: Хочу подснежников! Нет, хочу зелени. Много-много зелени, полную корзинку. Нет, лучше полную коробку из-под ксерокса!

Профессор Гробулькин: Потерпите до весны, ваше высочество. Видите ли, законы природы…

Принцесса Кучумка (перебивая его): Я издам новый закон природы! (Хлопает в ладоши.) Эй, кто там? Пришлите мне канцлера! (Профессору.) А вы садитесь за мою парту и пишите. У вас это лучше получается. Желаю зелени к новогоднему празднику! А не будет зелени, не будет и Нового года!

Профессор Гробулькин: Осмелюсь спросить ваше королевское высочество, а что же в таком случае будет?

Принцесса Кучумка: Тридцать второе декабря. Тридцать третье, тридцать четвертое, тридцать пятое… За все нужно платить, за новогодние праздники - тоже.

Картина вторая

Центральная городская площадь. В центре, на эшафоте - два глашатая с трубами и свитками в руках. Торжественные звуки фанфар.

Первый глашатай: Под праздник новогодний издали мы указ: пускай несут сегодня нам зелень сей же час!

Второй глашатай: Травка зеленеет, солнышко блестит, взяточник краснеет и в тюрьму спешит!

Первый глашатай: Кто отрицать посмеет, что ласточка летит, что травка зеленеет и солнышко блестит?

Второй глашатай: Кто отрицать посмеет, что пташечки поют, что греют батареи, зарплату всем дают?

Первый глашатай: В лесу цветет подснежник, а не метель метет, и тот из вас мятежник, кто скажет: не цветет!

Второй глашатай: Работают заводы и полнится бюджет, и будет враг народа, кто скажет: сдвигов нет!

Первый глашатай: Ее королевское высочество всемилостиво повелевает доставить к Новому году во дворец полную коробку зелени!

Второй глашатай: Тот, кто исполнит высочайшую волю, будет награжден по-королевски!

Первый глашатай: Ему будет пожаловано столько акций предприятий, сколько поместится в его коробке!

Второй глашатай: Его наградят знаком королевского отличия, одарят шубой на седом песце и позволят участвовать в ближайшем рабочем королевском катании!

Первый глашатай: На подлиннике указа собственной ее величества рукой начертано: «С Новым годом! С первым апреля!»

Второй глашатай (вполголоса): Брр! Холодно, однако…

Первый глашатай (шепотом): Так ведь не май-месяц… Терпи, на Лукьяновке сейчас еще холоднее…

Картина третья

Маленькая дачка за городом. Жарко топится печка. За окнами - жестокий мороз и сильная метель. Сумерки. Аграфена Жмуркис греется у огня. Ее дочь Виточка Вицеспикерчук, сидя в высоком кресле-качалке, читает вслух свежий номер газеты «Королевский курьер».

Виточка Вицеспикерчук: «…То-го о-да-рят шу-бой на се-дом пес-це…»

Аграфена Жмуркис (вздрагивая): Больно нужна мне ее шуба…

Виточка Вицеспикерчук (пристально глядя на пустую коробку из-под стиральной машины): А что, мама, много акций войдет в эту коробку?

Аграфена Жмуркис: Да уж немало… Всей нашей зелени не хватит…

Виточка Вицеспикерчук (достает из кармашка в передничке спичечный коробок): А в эту мало зелени войдет?

Аграфена Жмуркис: Да уж немного… И акций тоже.

Виточка Вицеспикерчук: Тогда лучше взять коробку из-под телевизора. (Вздыхает.) Одна беда: где ж зимой столько зелени взять? Видно, посмеяться над нами решила принцесса.

Аграфена Жмуркис: Выдумывает всякую всячину! Кто ж в конце года добровольно понесет зелень во дворец?!

Виточка Вицеспикерчук: А вдруг кто-нибудь пойдет в лес и наберет там зелени? И достанется ему вот этакая коробка акций!

Аграфена Жмуркис: Как же, наберет! Не будет до весны зелени. В лесу нынче только волки голодные шныряют. Вон сугробы какие намело - до самой крыши!

Виточка Вицеспикерчук: А может, она под сугробами и растет себе потихонечку? Надену-ка я свою шубейку, да попробую поискать.

Аграфена Жмуркис: Что ты, доченька! Да я тебя и за порог не выпущу. Погляди в окошко, что на дворе творится - чистый коллапс!

Виточка Вицеспикерчук: Ну, так вы сами в лес и ступайте. Наберите зелени, а я ее во дворец снесу.

Аграфена Жмуркис: Что ж тебе, доченька, родной матери не жалко?

Виточка Вицеспикерчук: И вас жалко, и зелени жалко, а пуще всего себя жалко! Ну что вам стоит? Закутайтесь потеплее, да и пойдите!

Аграфена Жмуркис: Нечего сказать, хороша дочка - кормила, поила, растила, креслице купила, а она родную мать из дому гонит!

Виточка Вицеспикерчук: Как же! Вас выгонишь! Вам бы все у печки греться! (Плачет).

Аграфена Жмуркис: Вот те раз, сразу в слезы! Было б из чего кручиниться! Ну, полно, доченька, не плачь - обойдемся мы без акций, без орденов, и без шуб этих треклятых, прости, Господи! Ну чего тебе горевать: умна, пригожа, не то что эта вздорная девчонка-принцесса.

Виточка Вицеспикерчук (сквозь слезы): Ага, а она на золоте ест-пьет, в золото одета, в золото обута, золото лопатой огребает, в золотой карете по всему миру катается. А чем я хуже ее?

Аграфена Жмуркис (всплеснув руками): Что ты, деточка! По мне ты лучше, а не хуже. Ты ведь у меня и умница, и красавица, и рукодельница, не то, что эта бездельница и дикарка, твоя сестра. (Скрежещет зубами.) Пригрела на своей груди змею подколодную!

Виточка Вицеспикерчук (перестав рыдать): Вот вы ее в лес и пошлите.

Аграфена Жмуркис (раздумчиво): Она такая, что и вправду зелень найдет. И всех волков в лесу знает… Только ведь она всю зелень себе заберет, негодница!

Виточка Вицеспикерчук (подпрыгнув в кресле): А мы ее из дому выгоним.

Аграфена Жмуркис: А ведь и правда! Пускай идет, может замерзнет…

Распахивается дверь, входит падчерица Женечка Мрачнюк. Выражение ее лица значительно. Глянув исподлобья на мачеху и сестру, она молча берет коробку из-под телевизора и направляется к выходу. На пороге оборачивается, и, запахиваясь в шаль, мрачно роняет: « Я расторгаю все. Злые вы. Ухожу я от вас». Хлопает дверь.

Аграфена Жмуркис (выждав пару минут): Ну и скатертью дорога! Больно речиста она сегодня, не к добру это… (Что-то судорожно соображает). Вот что, доченька: соберись поскорее, укутайся потеплее да беги незаметно вслед за нею. Чует материнское сердце беду… Коробку не забудь!

Картина четвертая

Лесная опушка. Глухая ночь. Сильный снег. Под елкой сидит на пеньке Серый Фолкофф и ковыряется куриной косточкой в новых платиновых зубах. Высоко на елке чистит перышки Говорящий Грач. Скрип снега. Из лесной чащи выходит Женечка Мрачнюк.

Серый Фолкофф (приветливо): Здравствуй, девочка! Куда путь держишь?

Женечка Мрачнюк молчит, не выпуская из рук пустой коробки.

Серый Фолкофф: Никак за зеленью? Мудрено сыскать зимой зелень, да еще ночью. (Значительно). Могу помочь. Я зверь бывалый, все тут знаю. Любой сугроб хвостом размету.

Женечка Мрачнюк (недоверчиво): Что-то хвост у тебя, братец, сильно куцый…

Серый Фолкофф (с досадой): Так ведь каждая собака ухватить норовит. Я его уже и обрубить думал, только чем я тогда следы заметать стану?

Говорящий Грач (осуждающе): Меньше надо было своим хвостом рыбку ловить в мутной проруби…

Серый Фолкофф: Сильно разговорчивый ты стал!

Говорящий Грач: Мне положено, я спикер.

Женечка Мрачнюк (удивленно): А ты, пернатый, что тут делаешь? Почему не в теплых краях?

Говорящий Грач: Стреляют там. Жду, когда меня в красную книгу занесут.

Снова скрип снега. Появляется охотник Гриня Умельченко. Фолкофф проворно ныряет в сугроб.

Говорящий Грач: С наступающим, товарищ!

Гриня Умельченко: Бельгийский Фолкофф тебе товарищ. А насчет наступающего, это ты верно подметил. Я сегодня точно кому-то на хвост наступлю.

Женечка Мрачнюк (равнодушно): Все за волками гоняешься?

Гриня Умельченко (приосанившись): Бери выше. За государственными преступниками. Тут вчера из острога сбежал подрыватель устоев и ливнестоков по прозвищу Бальбоа, подкупил охрану - и деру.

Женечка Мрачнюк: И много дал?

Гриня Умельченко: Три миллиона золотом!

Женечка Мрачнюк: И ты надеешься его в нашем лесу сыскать?

Гриня Умельченко: Да не его, а того, кто ему три миллиона дал.

Женечка Мрачнюк: А ну как не найдешь?

Гриня Умельченко: Не беда. В охоте не добыча важна, а сам процесс.

Гриня Умельченко и Женечка Мрачнюк расходятся, охотник поворачивает направо, девочка - налево.

Треск сучьев. Сметая все на своем пути, сквозь бурелом продирается Очень Бурый Медведь Тыкаченко. У него под мышкой пустой бочонок из-под меда.

Серый Фолкофф (вынырнув из сугроба): Здорово, косолапый! (Деловито.) Медку принес?

Очень Бурый Медведь Тыкаченко (веско): Любишь медок - люби и холодок. Сперва дело, потом ешь смело.

Серый Фолкофф (восхищенно): Силен ты на афоризмы. Сразу видно, первый зверь в лесу!

Очень Бурый Медведь Тыкаченко (с достоинством): Не первый, но и не второй. Пошли, что ли?

Серый Фолкофф и Очень Бурый Медведь Тыкаченко углубляются в лес. Из-за елки выскальзывает Лиса Юлиса и крадется за ними, скрытая метелью и сумраком. Говорящий Грач совершает вертикальный взлет и следует в том же направлении. С высоты птичьего полета ему видно, как по той же заветной тропинке, чуть впереди Серого Фолкоффа и Очень Бурого Медведя Тыкаченко, топают Дед Мозор и Наталка-Снегурочка, упорно не глядящие друг на друга. За ними уныло бредет озябший Зайчик Петрушка. Метрах в пятистах от них сверяется с компасом Женечка Мрачнюк. Чуть поодаль, у трех сосен отдыхает Виточка Вицеспикерчук. Пурга усиливается.

Картина пятая

Небольшая круглая полянка, посреди которой жарко пылает высокий костер. Отблески перебегают по снегу, по ветвям. Вокруг костра сидят двенадцать лесных братьев-трейдеров. У самого огня - Игореха Бабай, Витюха Пингпонгчук, Леха Извозченко, Шурка Наджибуллин, Валерка Оккупян, Игореха Ногалик. Лица тех, что сидят подальше, скрыты тьмой.

Игореха Бабай: Гори, гори, газ, чтобы не погас.

Все двенадцать братьев: Гори, гори ясно, чтобы не погасло.

Игореха Бабай: Нефть смешаем с газом вопреки указам.

Игореха Ногалик: В Новый год подарком будет нам солярка.

Леха Извозченко: Пусть не будут строги к нам теперь налоги.

Шурка Наджибуллин: Пусть забьется в лес злобный НДС.

Витюха Пингпонгчук: Подобьем доходы, а концы все - в воду.

Валерка Оккупян: Гори, гори ярче - будет в трубах жарче.

Все двенадцать братьев: Гори, гори ясно, чтобы не погасло.

Некоторое время братья молчат , уставившись на голубоватое пламя.

Шурка Наджибуллин (с тоской): Гори все огнем - опять у нас зелень посреди лютой зимы просят!

Валерка Оккупян: Кто просит?

Шурка Наджибуллин: Да все!

Игореха Бабай: То-то и плохо, что не все…

Леха Извозченко: А что ж тут плохого?

Игореха Бабай: Как бы не пришлось тем, кто пока не просит, в три раза больше давать. Да еще упрашивать, чтоб взяли.

Шурка Наджибуллин: Бог с ними, с просителями. Принцесса-то не просит, а требует!

Витька Пингпонгчук: Придется давать. Если не давать, Новый год для нас не наступит.

Леха Извозченко: А мне и в старом неплохо живется! Не съест же она нас, в самом деле, если не дадим?!

Игореха Бабай (мрачно): Если не дадим, может и съесть. В обед Голубцом подкрепится, а во время новогоднего ужина за нас примется.

Кто-то из братьев, чье лицо скрывает мрак: «Кому не давай, все равно новогоднего чуда не будет…»

Треск сучьев. На полянку выходят Серый Фолкофф и Очень Бурый Медведь Тыкаченко. Двенадцать лесных братьев угрюмо разглядывают незваных гостей. Очень Бурый Медведь Тыкаченко удобно усаживается на бочонок из-под меда и с чувством видимого превосходства оглядывает присутствующих.

Серый Фолкофф: Ну, я тебя привел, теперь мое дело - сторона. Насчет медку не забудь.

Очень Бурый Медведь Тыкаченко (подбоченясь): Вот жезло получу - враз озолочу!

Серый Фолкофф исчезает в чаще.

Шурка Наджибуллин (неодобрительно косясь в сторону Очень Бурого Медведя Тыкаченко): А этот что - тоже за зеленью? У него ж свой огород есть!

Игореха Бабай: Какой там огород, у него целый колхоз!

Очень Бурый Медведь Тыкаченко: А я и не прошу ничего. Меня просят. Просят обитатели соседнего леса объединить ихний с нашим. А то! Будете жить не в хвойном, а в смешанном! Достанутся вам тогда одни угольки да головешки!

Двенадцать братьев испуганно пододвигаются ближе к костру. Очень Бурый Медведь Тыкаченко, окинув их торжествующим взглядом, уходит. Пустой бочонок из-под меда он на всякий случай оставляет.

Игореха Бабай (покосившись на бочонок): Думайте, братья, до полночи всего ничего осталось…

Очень Бурый Медведь Тыкаченко (не оборачиваясь, на ходу): Ежели долго думать будете, придется два бочонка наполнять.

Как из-под земли появляется Кащей Бессмертный, лесной представитель ее высочества. У него в руке коробка из-под торта, перевязанная ленточкой. На коробке надпись «Властительница королевства - лучшим сыновьям королевства». Кащей Бессмертный молча ставит коробку у костра и проваливается сквозь землю. Шурка Наджибуллин перерезает ленточку. Леха Извозченко вытаскивает из коробки колечко. Игореха Бабай лезет в коробку вслед за ним и достает оттуда будильник с привязанной к нему гранатой без кольца. Удивленно глядит сначала на кольцо в руках у Лехи Извозченко, затем на будильник. Будильник показывает полночь. Игореха Бабай швыряет будильник с гранатой в костер. Братья-трейдеры дружно падают на снег. Взрыв. В лесу на мгновение становится светло.

Огненный столб выхватывает из темноты фигуры, сидящие (кто ближе, кто дальше) на пеньках вокруг полянки - Очень Бурого Медведя Тыкаченко и Лису Юлису, Зайчика Петрушку и Говорящего Грача, деда Мозора и Наталку-Снегурочку, Женечку Мрачнюк и Виточку Вицеспикерчук. Все они смотрят в разные стороны.

Взрыв освещает стоящие на снегу пустые бочонки, коробки и корзинки.

Игореха Бабай (становясь на колени и стряхивая с головы пепел): Слава Богу, учебная!

Витюха Пингпонгчук (загробным голосом): Следующая будет боевой.

Леха Извозченко (швырнув кольцо от гранаты в костер): Катись ты, колечко, знаешь куда…

Шурка Наджибуллин (многозначительно): С тридцать вторым декабря, братья!

На обожженную землю хлопьями валит прошлогодний снег.

Занавес.

P.S. Все персонажи - сказочные, все события - фантастические. Любые совпадения с имевшими место фактами и реальными лицами являются новогодним чудом…

Помітили помилку?
Будь ласка, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter
Немає коментарів
Реклама
Останні новини
USD 25.90
EUR 27.56