Щит и меч «Сатаны»

Володимир Платонов 23 жовтня 1998, 00:00

Читайте також

 

Владимир Федорович Уткин родился 17 октября 1923 года в деревне Пустобор (Рязанская область, Россия). С мая 1942 года на фронте. Войну закончил сержантом-связистом. После окончания Ленинградского военно-механического института (1952 г.) - инженер-конструктор завода № 586 (Днепропетровск). В октябре 1971 года возглавил и в течение девятнадцати лет руководил конструкторским бюро «Южное» - головным разработчиком боевых ракетных комплексов SS-18 и SS-24, космического носителя «Зенит», ряда космических систем высшего назначения.

Доктор технических наук (1967 г.). Академик АН Украины (1976 г.), АН СССР (1984 г.), Международной академии астронавтики. Дважды Герой Социалистического Труда (1969, 1976 гг.). Лауреат ленинской (1964 г.) и государственной премий СССР (1980 г.). избирался членом ЦК КПСС, депутатом Верховного Совета СССР. С ноября 1990 года - директор Центрального научно-исследовательского института машиностроения (г. Королев Московской области, Россия).

Среди бесконечного множества важных и неотложных дел, ожесточенных споров о путях развития и совершенствования ракетно-космической техники, нечеловеческих усилий в отстаивании своих идей, изматывающих командировок на полигоны и к смежникам вызов главного конструктора к первому секретарю Днепропетровского обкома партии Алексею Ватченко казался рядовым, будничным делом, но его последствия неожиданно оказались трагическими. Прямо в кабинете первого секретаря обкома у Янгеля случился третий инфаркт, надолго уложивший главного конструктора в больницу. За третьим последовал четвертый. Пятый - оказался роковым...

В спешном порядке кремлевским чинам пришлось решать, кого назначать на вакантную должность. Так сложилось, что у ракетчиков вроде был один «хозяин» - Министерство общего машиностроения СССР, но на самом деле ракетной техникой занимались еще десятка два ведомств и такие монстры, как оборонный отдел ЦК КПСС, Военно-промышленная комиссия (ВПК) и Министерство обороны СССР. Вопрос, кто возглавит янгелевское КБ, перерос в дело особой государственной важности, так как должности главного конструктора ракетных комплексов стратегического назначения придавалось первостепенное значение в оборонном комплексе страны.

Оказалось, не так просто найти замену такой глыбе, какой был Янгель. Прежде всего, его преемник должен быть редкостно талантливым конструктором, обладать фантастической интуицией, предвидеть и инициировать развитие техники, уметь воплощать свои идеи в совершенные конструкции.

Такой светлой личностью был заместитель главного конструктора Лев Берлин, но его яркая жизнь оказалась предельно короткой: в сорок лет Лев Берлин погиб при испытании первой боевой межконтинентальной ракеты тяжелого класса...

Многие знали: Янгель готовил себе смену - это был молодой, энергичный, подающий большие надежды конструктор Борис Губанов. К тому времени он уже стал главным инженером ОКБ, отличился при разработке головных частей, прошел школу парторга ОКБ, добровольно взвалил на себя ответственность за создание посадочного модуля Лунного орбитального корабля (блок «Е») и дела у него шли успешно.

Ветераны ОКБ отдавали предпочтение академику Василию Буднику, воспитаннику школы Королева, главному конструктору серийного ракетного завода (1951-1954 гг.), одному из основателей ОКБ-586. Длительное время он был первым заместителем главного конструктора, одновременно с Михаилом Янгелем стал Героем и лауреатом.

Среди возможных преемников назывался и Вячеслав Ковтуненко. Прирожденный проектант, он внес значительный вклад в пионерские разработки ОКБ. Его по праву называют основателем космического направления Украины. Профессор В.Ковтуненко успешно занимался и фундаментальными исследованиями и умел извлекать из «космоса» реальную пользу.

Кто-то вспомнил профессора Михаила Дуплищева. В период становления ОКБ он был заместителем главного конструктора, стал одним из создателей крупнейшей испытательной базы страны. Уйдя в науку, посвятил жизнь исследованию «теории относительности» Альберта Эйнштейна и пришел к неординарному выводу: теория нобелевского лауреата несовершенна и даже ошибочна. Уже тогда его эксперименты вызывали улыбку и многие, не вникая в сущность его работ, называли профессора Дон Кихотом науки.

Из названных кандидатов через «кремлевское сито» не прошел никто. Первым «отпал» Борис Губанов - слишком молод, у него, как говорится, все впереди. Василий Будник стал заместителем директора академического института по науке. Вячеславу Ковтуненко приклеили ярлык «барин», а он как одержимый продолжал развивать космическое направление. Об утверждении профессора Михаила Дуплищева не могло быть и речи - очевидно, идею «подкинули» с целью «оживить ситуацию»...

Идеального преемника, яркую личность так и не нашли или не искали, «варяга» - никто не хотел. Наиболее вероятным претендентом на пост главного конструктора оставался Владимир Уткин - первый заместитель главного.

Кремль осторожничал: вспомнили ОКБ Королева и что произошло, когда ОКБ-1 возглавил первый заместитель главного конструктора Василий Мишин: 19 лет ракетных триумфов сменились чередой прожектов и крупных неудач...

Владимир Уткин. Родился в крестьянской семье, был вторым из четырех сыновей. Кажется сам Бог послал ему быть поэтической натурой сродни его земляку Сергею Есенину. Но Владимир увлекся техникой и спортом. Жизнь не баловала: после школы - военное училище связи, затем - Волховский фронт. Истребители 278-й авиадивизии улетали на задание - сержант Уткин поддерживал связь. Так продолжалось три года: сначала отступали, потом наступали - связистом прошел до конца войны. После института направили в Подмосковье, но там не было жилья. Переехал в Днепропетровск, получил на семью часть комнатушки в общежитии, потом отдельную комнату в коммуналке...

В годы становления ОКБ-586 Владимир Уткин рос стремительно: инженер, старший инженер, начальник группы, начальник сектора, заместитель начальника отдела, парторг ОКБ, начальник отдела, после гибели Льва Берлина - начальник конструкторского направления. За восемь лет - семь назначений!

На преодоление следующей ступеньки служебной лестницы понадобилось уже девять лет: в 1969 году Владимир Уткин стал первым заместителем главного конструктора. Во время болезни Янгеля исполнял обязанности главного, но все понимали: исполнять обязанности и быть главным - это не одно и то же.

Уткин казался строгим, сухим, замкнутым человеком - прямой противоположностью Янгелю. Он любил «подумать», иногда его «раздумья» растягивались на неопределенный срок, и это многих выводило из себя. Вместе с тем он был толковым конструктором. Став парторгом ОКБ, проявил и организаторские способности. Седьмым в ОКБ получил звание Героя. Настораживало, что он фактически не занимался проектными работами, ведь главный конструктор прежде всего генератор идей, проводник их в жизнь.

Янгель всегда высоко ценил проектантов, но постоянно подчеркивал: «Каким бы замечательным ни был проект, он так и останется проектом, если не воплотится в металл». Так сложилось, что Уткин, работая в КБ «Южное», постоянно держал связь с заводом и, надо признать, делал это успешно. Даже тогда, когда Уткина назначили первым заместителем главного и круг вопросов у него значительно расширился, он сохранил привязанность к конструкторам и технологам, зная, какой трудный у них хлеб.

На совещании в Кремле при обсуждении кандидатов речь директора Южмаша Александра Макарова, по сути, и определила выбор: «Уткин понимает проблемы и нужды завода, у него самый большой контакт с производствами. Такие люди, как Уткин, - реалисты, они не забегают далеко вперед, но и не останавливаются на полпути, не отвлекаются ни влево, ни вправо - твердо идут к намеченной цели».

На тот момент это и было главным: КБ «Южное» и Южмашу предстояло отработать и сдать на вооружение два сложнейших ракетных комплекса Р-36М (15А14) и МР-УР-100 (15А15). В этих комплексах были заложены новаторские идеи Янгеля: «минометный старт» межконтинентальной ракеты из пускового контейнера, установленного в шахтной пусковой установке. За рубежом его назвали «холодным стартом»: под действием мощных пороховых газов ракета выталкивается из контейнера и уже в полете запускаются ее двигатели. В практике мирового ракетостроения это были пионерские работы.

Реализация «минометного старта» позволяет значительно повысить энергетические характеристики ракеты, существенно увеличить защищенность шахтных пусковых установок и реально снизить затраты на воплощение проекта. Суть идеи проста: упакованная на заводе-изготовителе в контейнер ракета транспортируется на боевую позицию, там ее устанавливают в шахту и она моментально заступает на боевое дежурство!

На этой основе базировалось третье поколение ракетных комплексов: 15А14, 15А15, 15А16, 15А18 - в американской классификации соответственно: SS-18 (1), SS-17(1), SS-17(2), SS-18(2). Полным ходом шел выпуск конструкторской документации, проводилась экспериментальная отработка, одновременно производства завода готовились к серийному выпуску ракетных комплексов - одним словом, идеи Янгеля воплощались в жизнь.

Вступив в должность главного, Уткин успевал бывать всюду: в ЦК, Совмине, ВПК, министерстве, в цехах завода и на полигонах, его часто называли «миллионером» за налет часов. Знание людей и техники помогало ему отлично ориентироваться в сложнейших ситуациях и довольно успешно «сражаться» с весьма активными конкурентами.

Если ракетный комплекс тяжелого класса Р-36М шел вне конкуренции, легкий МР-УР-100 создавался на конкурсной основе с ОКБ Владимира Челомея (проект УР-100М). Любопытно: днепровцев поддерживал Дмитрий Устинов, челомеевцев - Андрей Гречко; «сражались» между собой не только конструкторы, но и два сильнейших ведомства страны - секретариат ЦК по оборонной технике и Министерство обороны СССР.

В конце концов Генеральный секретарь ЦК КПСС, он же и председатель Совета обороны страны нашел соломоново решение: одним постановлением оба ракетных комплекса МР-УР-100 и УР-100М приняли на вооружение - Брежневу не хотелось «обижать» ни Устинова, ни Гречко, а то, что для страны это накладно, расточительно - в Кремле не подумали...

В том же 1975 году постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР был принят на вооружение и ракетный комплекс Р-36М (15А14). Спустя четыре года Ракетные войска стратегического назначения были оснащены ракетным комплексом 15А18 (модернизированная ракета Р-36М). В 1980 году на боевое дежурство поставили ракетный комплекс 15А16 (модернизированная ракета МР-УР-100).

Именно в эти напряженные годы Владимиру Уткину удалось не только реализовать новаторские идеи академика Янгеля, но и закрепить за конструкторским бюро «Южное» лидерство в разработке стратегического оружия. Говорят, Уткину повезло: Янгель оставил замечательный коллектив и блестящие идеи. Все правильно, но с одной оговоркой: многие, вступив в должность, разваливали все, Уткину удалось сохранить коллектив, его стиль и традиции, привести КБ к новым достижениям.

Заместитель генерального конструктора КБ «Южное» по программе «Морской старт» Владимир Команов вспоминает: «Однажды Владимир Федорович признался: главным конструктором он стал примерно лет через семь после назначения. Вступив в должность, Уткин тщательно подбирал надежных помощников, сделал много новых назначений, не все они оказались удачными. Лишь со временем пришел опыт, был выработан и собственный стиль руководства, появилась и своя конструкторская школа».

Последние разработки КБ «Южное» стали классикой боевого ракетостроения. Не зря американцы SS-18 окрестили «Сатаной»: по техническим характеристикам, совершенству конструкции и мощи такой ракеты в мире еще не было. SS-18(3) создана в двух вариантах: с моноблочной головной частью и разделяющимися головными частями. На Западе о «Сатане» писали: «SS-18 является одной из самых крупных и высокоэффективных стратегических ракетных систем и представляет собой блестящее достижение советской военной техники».

Еще одним достижением днепровских ракетчиков стало создание SS-24 - первого и единственного в мире боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК). Он постоянно меняет место своего нахождения, что делает БЖРК высокоэффективным и малоуязвимым ракетным оружием. (На Западе этот подвижный ракетный комплекс назвали «Скальпелем». - Авт.) Кроме железнодорожного SS-24 имеет и шахтное базирование. Отметим: мощные твердотопливные двигатели для SS-24 также созданы на Днепре. Практически одновременно с четырьмя боевыми комплексами был создан и космический носитель «Зенит», работающий на экологически чистых компонентах топлива, с полностью автоматизированным процессом подготовки и проведения пуска.

Ни одно конструкторское бюро, ни один завод страны не знали таких темпов, создавая пять ракетных комплексов одновременно. КБ и Южмашу помогала вся страна, вместе создавали тот самый ЩИТ, тот самый МЕЧ, которыми мы так гордились, перед которыми трепетали генералы Запада.

Создавая первоклассную технику, соратниками и коллегами Владимира Уткина были выдающиеся специалисты ракетно-космической техники, и прежде всего «ракетный зубр» Александр Макаров, «ракетные киты» баллистики Николай Герасюта и Иосиф Игдалов, двигателисты Иван Иванов и Владимир Кукушкин, испытатель Виктор Грачев, прочнист Павел Никитин, проектант Юрий Сметанин, конструктор Михаил Галась, молодые, ставшие ведущими специалистами Станислав Ус, Владимир Команов, Александр Негода и многие, многие другие - всех не перечислишь.

Известно: на определенных этапах у генерального были первыми заместителями Борис Губанов, Леонид Кучма, Станислав Конюхов - каждому из них было «несладко» работать с Уткиным, но работали, четко понимая, что главным является дело, а не личные взаимоотношения.

Девятнадцать лет Владимир Уткин возглавлял конструкторское бюро «Южное» (1971-1990 гг.), а в общей сложности здесь проработал тридцать восемь лет. Начав с первых королевских ракет «единички», «двойки», «пятерки», участвовал в создании всех четырех поколений ракетных комплексов стратегического назначения, космических носителей и космических аппаратов.

В конце восьмидесятых - начале девяностых вся стройная и монументальная пирамида военно-промышленного комплекса СССР начала рушиться, как карточный домик. Застигнутые врасплох, не умевшие работать в условиях рынка, неподготовленные к конверсии военного производства, с космических высот брошенные на произвол судьбы конструкторы-ракетчики по команде «организатора и вдохновителя всех побед» начали разрабатывать агрегаты для приготовления и разрезки... мыла.

Как говорят, «пришла беда - открывай ворота»: количество заказываемых ракет начало сокращаться в десятки раз. В сентябре 1990 года на космодроме Байконур взорвался «Зенит», полностью разрушив один из стартовых комплексов. КБ «Южное» и Южмаш оказались в критической ситуации...

Полной неожиданностью для всех стал переход генерального конструктора Владимира Уткина в Москву. С его отъездом искусственно созданный, неуправляемый, неповоротливый, ничего не давший ни КБ, ни заводу мастодонт под названием НПО «Южное» прекратил существование. Для КБ и Южмаша началась новая эпоха - ушла в прошлое боевая тематика, но ракетчики еще долго будут вспоминать о «Сатане» и ее творцах.

Помітили помилку?
Будь ласка, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter
Немає коментарів
Реклама
Останні новини
USD 26.02
EUR 27.92